DMFAN - Новости DM
02.07.2022
Сегодня
в истории DM
1975: ДР Спиров Виталий (mart) !!!
1980: Ранние выступления ДМ, Southend On Sea (UK) Alexandra Pub
1990: 'WORLD VIOLATION TOUR' (1990), Chicago (IL) World Music Theater
2006: 'TOURING THE ANGEL' (2005-2006), Werchter, Belgium (Werchter Festival)
DM НОВОСТИ
 11.01.2022
10 января 2022 на страницах издания "Известия" опубликовано интервью с Дейвом Гааном и Ричи Мачином.

«Мне вообще не хотелось писать новые песни»
Фронтмен Depeche Mode Дейв Гаан — о крещении в православие, раскаивающемся Элвисе Пресли и мамином совете «найти настоящую работу»

Автор интервью Дмитрий Сараев



В декабре 2021 года вышли коллекционное переиздание классики rockumentary «Depeche Mode «101» Д.А. Пеннебейкера и новый сольный релиз вокалиста культовых британцев Дейва Гаана — студийный альбом Imposter (Dave Gahan & Soulsavers), выдержанный в эстрадной крунинг-эстетике. Фронтмен Depeche Mode рассказал «Известиям» о том, как, где и для чего создавались эти пластинки, какую песню просил записать Джеймс Хетфилд и что бывает после тура из 130 концертов. В беседе принял участие продюсер Ричи Мачин.

«С меня хватит, чувак!»

— Господа, как вам живется в ковидной действительности? Вакцинировались? Дейв, как ваше хобби — рисование?

Дейв Гаан: Сразу скажу: конечно, мы все вакцинированы.

Ричи Мачин: Мы же не совсем безмозглые.

Д.Г.: Как это ни странно, но как только начались локдауны и прочие ограничения, я стал играть больше, чем когда-либо. Подключал свою маленькую электрогитару, ставил [альбом] Exile On Main St. Rolling Stones и играл с ними часами. И в какой-то момент я даже хвастался перед моей чем-то занимавшейся по дому супругой: «Гляди-ка! А я теперь в рок-группе нарезаю!» А она просто смотрела на меня и отвечала, как пацану: «Молодец! К самим Rolling Stones попал — очень круто!» Вообще же я нашел в этом всем полную свободу, порою просто бездельничая. И в итоге внезапно обнаружил для себя и в себе нечто новое, что помогало полностью раскрепоститься. Это и заставляло меня просто играть на гитаре и даже начать набрасывать какие-то идеи на айфон. Что касается живописи, я рисовал не так много, как мог бы. Закупился холстом для этих целей, но пока даже не подходил к нему. Задумок и в этом плане по-прежнему много, но я пока откладываю их на потом. В общем, всё было не так уж и плохо.

— Будем надеяться, что идеи с вашего айфона в итоге приведут к работе над новым альбомом Depeche Modе.

Д.Г.: Есть масса вещей, которые мы сделали с Depeche Mode, ими я действительно горжусь. Это чувство пришло ко мне со временем и возрастом. Мартин (Гор — гитарист, клавишник, автор большинства песен Depeche Mode. — «Известия») выпустил пластинку в самом начале прошлого года, она мне очень понравилась. Я купил ее, потому что иначе было бы как-то неправильно. Знаю, что он тоже усердно работал в студии, так что уверен, в 2022-м мы обязательно встретимся, чтобы просто поболтать о том, с чем мы оба могли бы двигаться дальше.

— Дейв, последний тур Depeche Mode был самым продолжительным за всю историю группы и состоял из 130 концертов. Что вспоминается на фоне дефицита выступлений сегодня?

Д.Г.: После Global Spirit Tour я просто сказал себе: «С меня хватит, чувак!» И я говорил себе это много-много раз. Мне не хотелось писать новые песни или вообще что-то делать, придумывать. Я вернулся домой — к семье и друзьям — и просто пытался влиться в обычную жизнь, раствориться в ней. Вообще не чувствовал никакого вдохновения. На самом деле у меня почти всегда так после длительного проекта или тура. Начинаю задаваться вопросом: «А хочу ли я, черт возьми, всем этим заниматься дальше?» Я подумал, может быть, мне стоит научиться шить обувь или, как сказала бы моя мама, «найти настоящую работу»?

— То есть были мысли об уходе на покой?

Д.Г.: В общем, да. Послушайте, в следующем году мне исполняется 60 лет — я знаю, что в наши дни это далеко не старость, но…

«Я стану последним, кто покинет эту тусовку»

— Кстати, как будете праздновать свой юбилей? Может, какой-то специальный релиз или концерт?

Д.Г.: Думаю, подобных вещей я делать не буду. Но отвечать за всех не стану. Возможно, кто-нибудь из друзей или близких задумает организовать некое секретное мероприятие, сюрприз для меня. Но в этом случае я буду последним, кто узнает о месте и времени его проведения. И стану последним, кто покинет эту тусовку.

— Как вам удалось вернуться к активной творческой жизни, пусть пока и за рамками Depeche Mode?

Д.Г.: Идея создания Imposter и работа над ним действительно открыли во мне какие-то новые чакры. Я подумал: «Ничего себе, а я всё еще могу получать удовольствие от занятий музыкой и жить в гармонии со своим голосом!»

Р.М.: Мы много общались с Дейвом, но у нас изначально не было планов делать еще одну запись. Однажды днем как гром среди ясного неба мне позвонил Дейв и спросил, как бы я отнесся к записи каверов.

Д.Г.: Да, мы потратили много времени, обсуждая артистов, которые вдохновляли нас все эти годы. Мне эти песни помогли пережить множество разных моментов, всегда поддерживали мою веру в то, что я могу самовыразиться как-то еще. Вот этим самовыражением в итоге и стал Imposter.

— В чем главные отличия работы над проектами Depeche Mode и Soulsavers? И насколько легко прошла сессия записи?

Д.Г.: Это два совершенно разных подхода к коллективной работе. И то и другое мне лично очень нравится, но даже на чувственном уровне всё очень по-разному. Этот проект с Soulsavers мы начали с Ричем два года назад. Несмотря на то что это наша коллекция песен других артистов, задача была сделать так, чтобы альбом звучал, будто это наша музыка.

Р.М.: Если время от времени вы делаете перерывы в работе, общении, то в итоге всё складывается так, как вы хотите. Звезды сходятся как надо, и всё само становится на свои места. Если говорить об Imposter, то я на седьмом небе от его звучания. Это была самая легкая запись, которую я когда-либо делал. Мы не ругались и не тупили. Всё гладко. Тем более весь процесс прошел в уникальной студии Shangri-La в Малибу, которая принадлежит сейчас продюсеру Рику Рубину и где работали Боб Дилан и U2.

— Со своей версией хита Nothing Else Matters вы засветились и в другом кавер-проекте — Blacklist, посвященном 30-летию «Черного альбома» Metallica. Не возникало ли идеи включить этот трек в Imposter или исполнять его живьем на концертах Soulsavers?

Д.Г.: Это совершенно разные проекты. И, кстати, мы играем альбом Imposter на концертах целиком от начала до конца. Для нас важно всё — и как играть эти песни, и порядок их исполнения, так как он должен соответствовать трек-листу альбома. Да, помимо Imposter мы исполняем еще несколько песен Soulsavers. А Nothing Else Matters меня лично попросил записать Джеймс Хетфилд (фронтмен группы Metallica. — «Известия»). Я делал свою версию вместе с Питером Хэйсом из Black Rebel Motorcycle Club и еще несколькими музыкантами из Исландии. Мне хотелось получить что-то синематическое и совсем непохожее на оригинал. Если честно, было немного не по себе. И я не думаю, что когда-либо исполню этот кавер живьем.

«Не культа церковного ради»

— Это ваш первый полноразмерный альбом чужого авторского материала. В чем отличие в подходах в работе над мировыми хитами и собственными сочинениями тех же Depeche Mode?

Д.Г.: На самом деле я уже много лет пою написанные кем-то чужие песни. Просто этот кто-то — Мартин Гор, главный автор песен в Depeche Mode. В некотором смысле я по-настоящему задумался о том, что всегда пытался найти свое собственное место в чужих песнях. Случилось это после того, как мы записали Imposter. В первые годы существования Depeche Mode подобных мыслей не было и близко. А затем исполнение песен Мартина меня перестало сильно вдохновлять, чего-то стало не хватать. Я морочился этим в течение многих лет, прежде чем почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы начать предлагать группе свои песни и идеи. Ведь это не входило в мои должностные обязанности — я был просто певцом, исполнителем.

Я действительно выгорел после последнего тура Depeche Mode, и вот мы с Ричем начали дискутировать на тему песен и исполнителей, которые повлияли на нас. Не успели мы оглянуться, как записали альбом Soulsavers. В таких песнях, как The Dark End of the Street Дэна Пенна и Джеймса Карра или Not Dark Yet Боба Дилана, отражается моя собственная жизнь. Я бы не знал, как их петь, будучи 18-летним.

— Какая из этих песен вызывает в вас наибольший эмоциональный резонанс?

Д.Г.: The Desperate Kingdom of Love Пи Джей Харви, Held My Baby Last Night Элмора Джеймса. А вот The Dark End of the Street очень близка тем, что я мог бы быть автором этого трека. Правда, вряд ли подобная песня могла бы попасть на мой сольник Hourglass или альбом Songs of Faith and Devotion от Depeche Mode. Я без ума от Smile (Нэт Кинг Коул. — «Известия») и, конечно, от Always On My Mind.

— Большинству последняя больше известна в диско-интерпретации от Pet Shop Boys. У вас она звучит очень трагично и уязвимо.

Д.Г.: Мне ближе вариант Элвиса Пресли. И когда я слышу его голос в этой песне, он звучит так, как будто певец действительно просит прощения и ищет искупления.

— Читал, что ваша вера — греческое православие. Как это сложилось?

Д.Г.: Это было не совсем мое решение. Я женился на греческой девушке. А для того чтобы нам можно было венчаться, я принял греческое православие. Церемонию проводил священник, всё было по правилам.

— В храмах православных, в том числе русских, бываете?

Д.Г.: Да, я люблю посещать православные храмы. Но не культа церковного ради, я не столь религиозен сегодня.

— Дейв, вы прошли через многие трудности. Что придает сил для жизни и творчества?

Д.Г.: Столько разных интересных вещей происходит вокруг меня и всех нас. Я счастлив и доволен. У меня прекрасные друзья и семья, они всегда меня поддерживают. Я наслаждаюсь своей сегодняшней жизнью. Да, конечно, мне и сейчас приходится часто бороться со своим внутренним «я». Но я очень благодарен миру за то, что имею или, наоборот, лишен сейчас.

Оригинал интервью на странице: https://iz.ru/
архив новостей...
Rambler's Top100Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Рассылка DMfan - новости, вечеринки, полезная информация, обновления.